Мошенники legalbinaryrobots. Как администрация сайта выкачивает деньги пользователей

Рейтинг лучших брокеров бинарных опционов за 2020 год:

Ошибка 503:

Приносим извинения, запрашиваемый сайт временно недоступен.

Компания «Караван» работает на телекоммуникационном
рынке с 1996 года и предоставляет широкий спектр услуг.

119034,Россия,Москва, 2-й Обыденский пер., д. 12A
Телефон: +7 495 363-2252

Образы чиновников в комедии «Ревизор» Николая Гоголя

Н. В. Гоголь писал о замысле своей комедии: «В „Ревизоре“ я решился собрать в одну меру все дурное в России, какое я тогда знал, все несправедливости, какие делаются в тех местах и тех случаях, где больше всего требуется от человека справедливости, и за одним разом посмеяться над всем». Это определило жанр произведения ─ социально‑политическая комедия. В ней рассматриваются не любовные интриги, не события частной жизни, а явления общественного порядка. В основе сюжета произведения ― переполох среди чиновников, ожидающих

Каким же изображен главный представитель чиновничьего мирка российской провинции ― городничий?

Это изворотливый, неглупый, грубый, выслужившийся долгой тяжелой службой человек, привыкший хватать все, что «плывет в руки». В минуту злобной откровенности он признает, что ни один купец, ни один подрядчик не мог его провести, что он мошенников над мошенниками обманывал, даже трех губернаторов обманул. С легкостью присваивает Антон Антонович казенные деньги, как это случилось, например, с суммами, отпущенными на строительство церкви, не гнушаясь, впрочем, и более скромными поборами с купцов. Прекрасно осведомлен глава города обо всех беспорядках, беззакониях, творящихся и на улицах, и в учреждениях. Но у него имеется своя философия: «Нет человека, который бы за собою не имел каких‑нибудь грехов. Это уже так самим Богом устроено…» Поэтому перед приездом ревизора дает своим подчиненным прикрыть вопиющие безобразия в подведомственных им учреждениях, оговаривая при этом: «Да я так только заметил вам», «Я так только упомянул об уездном суде, а по правде сказать, вряд ли кто когда‑нибудь заглянет туда», «Я хотел давно об этом сказать вам, но был, вероятно, чем‑то развлечен». Знает он прекрасно и о том, что на улицах нечистоты, что арестантам не выдают провизии. Но все это не беспокоит хозяина города. Вот только бы до начальства не дошло, а уж изворачиваться в трудных ситуациях умеет. Чего стоит только одно его решение под видом заботливого градоначальника навестить предполагаемого ревизора в гостинице! Но мечты это «сурьезного» человека не простираются дальше фантазий «приглуповатого» Хлестакова: стать «птицей высокого полета», «влезть в генералы», иметь генеральскую красную ленту через плечо и лакомиться «двумя рыбицами»: ряпушкой и корюшкой», живя в Петербурге.

Под стать городничему и другие «отцы города». Судья Ляпкин‑Тяпкин ─ любитель псовой охоты, берущий взятки только борзыми щенками и считающийся в городе «вольнодумцем», так как «прочел пять или шесть книг»; услужливый и суетливый проныра, доносчик и плут, толстяк Земляника, попечитель богоугодных заведений, рассуждающий насчет врачевания: «Мы с Христианом Ивановичем взяли свои меры: чем ближе к натуре, тем лучше, ― лекарств дорогих мы не употребляем. Человек простой: если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет. Да и Христиану Ивановичу затруднительно было с ними изъясняться: он по‑русски ни слова не знает».

Полезная статья:  Платформы для бинарных опционов

А вот и смотритель училищ Хлопов, живущий в вечном страхе от всяких ревизий и жалующийся на тяготу «служить по ученой части». А простодушно‑наивный почтмейстер Шпекин занимается у себя на почте «преинтересным» чтением вскрываемых писем, чтобы узнать, что есть нового на свете.

Если между «отцами города» и есть какие‑то различия, то они мнимые, чисто внешние. Все они берут взятки, все безразличны к людям, управлять которыми поставлены, все они считают себя полновластными хозяевами жизни, вольными вершить дела по собственному усмотрению, не считаясь ни с какими законами. Естественно, что заставшее врасплох известие о прибытии в город ревизора инкогнито большой радости никому из них не доставило, но что примечательно ― особого страха не вызвало тоже. Зная за собой немало «грешков» и прекрасно понимая, что хотя бы некоторые из них обязательно откроются, чиновники городской администрации совершенно уверены в том, что и на сей раз им удастся выйти сухими из воды, ведь не впервые же они имеют дело с ревизором! По‑видимому, успокаивает их простой расчет, основанный на многолетнем опыте: нужно не только брать взятки, но и при необходимости уметь давать их, что они делают, отправляясь на прием к «ревизору», где унижают, подличают, выкручиваются.

Из рассказов действующих лиц, как бы невольно проговаривающихся о своих черных поступках, о разных происшествиях из городской жизни, складывается жуткая картина провинциального быта, в которой отразились вся уездная Русь, вся бесправная жизнь ее населения, грубый произвол администрации, казнокрадство, взяточничество, невежество, сплетни, глупость, пошлость, ничтожество всех интересов ― яркое обличение всей чиновно‑полицейской николаевской России. Такова «кривая рожа» русской жизни, показанная Н. В. Гоголем в зеркале комедии.

Лучшие сайты брокеров (на русском языке):

Империя гиков

Силиконовая долина достойна похвалы. Но ее обособленность может вызвать отрицательные последствия.

У англичан есть свои «кремниевые» центры технологий, например, «Кремниевая топь» в Кембридже или «Кремниевое кольцо» в Лондоне. У шотландцев тоже есть своя Кремниевая долина с шотландским, естественно, названием «глен». В Берлине есть «Силиконовая аллея», в Нью-Йорке тоже. Но мозгом мира информационных технологий является та экосистема, которая расположилась в Сан-Франциско и его окрестностях. Предприниматели из Кремниевой долины — это новаторы-первопроходцы, технологи и финансисты, которые деятельно революционизируют почти все аспекты глобальной экономики.

Место, известное своим умением производить полупроводники на кремниевой основе, преобразует процессы принятия корпоративных решений, способы заведения знакомств, а также методы проведения создающих суматоху протестов. Стартапы затрагивают большее количество людей, чем когда бы то ни было, причем делают это гораздо быстрее. Фирма Airbnb, которая в течение семи лет своего существования помогает людям превращать дома в отели, работает в 34 тысячах городов и поселков по всему миру. Фирмы «по требованию», такие, как Uber, меняют характер работы человека. Как крупные платформы типа Google, Facebook и Apple получают выгоду от «сетевого эффекта», поскольку каждый новый пользователь делает своей сервис более ценным для остальных, так и успех долины в качестве площадки для создания, финансирования, укомплектования кадрами и продажи технологической компании дает ей новую подпитку.

Полезная статья:  OlympTrade не проходит регистрация. Где торговать трейдерам из РФ

В результате у американского капитализма на западе появился новый эпицентр деятельности. Раньше Уолл-Стрит была тем местом, где делались состояния и заключались сделки; теперь таким местом во все большей степени становится Кремниевая долина. Совокупная капитализация IT-компаний из этого района превышает три триллиона долларов. В прошлом году каждый пятый выпускник американских бизнес-школ пошел в сферу новых технологий. Босс JPMorgan Chase Джейми Даймон (Jamie Dimon) предупреждает о том, что Уолл-Стрит грозит усиливающаяся конкуренция. А Goldman Sachs недавно провела свое ежегодное собрание акционеров в Сан-Франциско.

Колоссальная подрывная деятельность Кремниевой долины не похожа ни на что, и сравнить ее можно разве что с гением великих изобретателей 19-го века. Ее триумф достоин похвалы. Однако накопление такого огромного богатства за столь короткие сроки чревато опасностями. В 1990-е годы возник финансовый пузырь, который закончился эффектным крахом. На сей раз опасность таится в обособленности. Компьютерные гики живут в пузыре, изолирующем их империю от внешнего мира, который они так хотят изменить.

Кремниевая подкладка

Американская экономика очень сильно пострадает в случае повторения тех финансовых потрясений, которые последовали за крахом доткомов в 2000 году. Сейчас, когда индекс NASDAQ находится близко к рекордной отметке, такие опасения приобретают повсеместный характер. К счастью, хотя в долину рекой вливаются деньги и таланты, особой опасности катастрофического краха пока ждать не приходится. Дело в том, что у технологических компаний сегодняшнего дня — не только более надежные бизнес-модели по сравнению с их доткомовскими предшественниками (например, многие из них реально делают деньги), но вдобавок к этому у них меньшее количество финансовых спонсоров.

Технологические компании сегодня дольше остаются частными. Если в 1999 году стартапы проводили публичное размещение в четырехлетнем возрасте, то сейчас ждут в среднем до одиннадцати лет. Это значит, что риски делят между собой относительно небольшие группы богатых инвесторов, которые могут себе позволить потерять деньги. Легко жаловаться на упадок в сфере зарегистрированных на бирже компаний (хотя даже в том случае, когда их учредители размещают публичные акции, они крепко держат в руках вожжи контроля); но если технологические фирмы не выполняют свои обещания, инвесторы вряд ли захотят мириться с уничтожением собственного богатства.

Оставаясь частными, эти компании избегают опасностей, грозящих публичным фирмам: им не досаждают рьяные инвесторы, они избегают мытарств, связанных с соблюдением правил соответствия, им не нужно ежеквартально подавать отчетность, которая губит видение перспективы. Теоретически избранный круг инвесторов лучше, чем анонимная масса акционеров, так как они в состоянии заставить менеджеров работать в соответствии с интересами всех собственников фирмы.

Но частная фирма тоже сталкивается со своими рисками. Первый заключается в том, что ей не надо публиковать весь набор прошедших аудит документов, а поэтому она скрыта от пытливых взоров аналитиков и инвесторов, играющих на понижение без покрытия, и может поступать безответственно. Американские технологические фирмы-«единороги» (это те, стоимость инвестиционного портфеля у которых превышает один миллиард долларов) в совокупности стоят около 300 миллиардов долларов. В этих условиях велика опасность, что у кого-то капитал используется нерационально.

Полезная статья:  Бинарные опционы Глазов

Второй риск состоит в том, что магический круг богатеев может оторваться от всех остальных. Это особенно опасно для группы, которая переписывает правила то для одной отрасли, то для другой.

Империя гиков черпает силу в культуре технологического евангелизма, которая позволяет предпринимателям переосмысливать старые системы и создавать новые. Многие обитатели Кремниевой долины считают, что технологии — это лекарство от любых недугов, и что государство — это просто досадная помеха, у которой отсутствует алгоритм. Пока отношения общества с технологическими титанами довольно гармоничны. Потребители наслаждаются своим приложениями для вызова такси, потоковой музыки и распознавания голоса.

Но публичность устоявшихся компаний неизбежно ведет к конфликту. Uber — это фирма, вызывающая множество скандалов: с ней борются имеющие разрешение на работу таксисты, ей через суд предъявляют свои требования собственные водители. Европейские регуляторы тоже тщательно проверяют такие фирмы, как Facebook и Google, по всем направления — от антимонопольного законодательства до защиты информации. А американские регулирующие органы рассматривают вопрос о том, не злоупотребляет ли Apple своим мощным весом в музыкальном бизнесе.

Зачастую с критикой выступают те отрасли, которые хотят защитить свои привилегии. Агрессивное поведение гиков — это порой часть творческого разрушения, ведущего к прогрессу. Но это не единственный источник раздражения. Кремниевая долина также господствует на рынках, выкачивает прибыль из личных данных и создает такие бизнес-модели, которые делают деньги, частично уходя от налогов. Есть опасность, что у мировых потребителей возникнет чувство, что их эксплуатируют, а сокращение базы сбора налогов вызовет возмущение у избирателей. Если укоренится представление о том, что колоссальные прибыли от использования личных данных и от уклонения от налогов приносят огромные состояния ограниченному кругу людей, живущих на полоске земли возле Сан-Франциско, то негативных последствий и реакции не избежать.

Не забывайте о реакции

Фирмы из Кремниевой долины – далеко не единственные, кто пытается уйти от налогов и правил. Они обладают свободой действий, но в рамках закона. И тем не менее, они рискуют стать объектом критики и раздражения из-за своих размеров и глобального охвата. Эти компании должны помнить, что законы могут меняться. Если они хотят иметь право голоса, когда будут происходить такие изменения, им надо стать неотъемлемой частью того рынка, где они торгуют, а не самоизолироваться от него. Даже если частной фирмой руководит гений, ей все равно нужно разрешение на работу от общества.

В своем лучшем виде Кремниевая долина — это олицетворение иконоборческой свободы и творческого начала. И будет ужасно стыдно и позорно, если она станет непопулярным и обособленным проявлением элитизма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Открыть счет и получить бонус можно тут:
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Бинарные опционы - онлайн заработок в интернете
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: